Александр Ларьяновский: Нельзя думать, что регион является кусочком ДНК человека

Основатель онлайн-школы английского языка Skyeng рассказал Еврейскому деловому клубу SOLOMON.help о том, почему не нужно бояться уходить с работы ради бизнеса и какие сложности испытывает российское образование.

Денис Гуревич

Со-основатель Евреского делового клуба SOLOMON.help

Интервью / 23 Января 2018

Тяжело ли далось решение уйти из «Яндекса»? Был ли страх перед неизвестностью?

Всегда есть страх перед следующим шагом. Если смотришь задним числом и видишь, что всё получилось то возникает очень красивая история, которая не передаёт реальные страхи и опасения, которые сопутствовали. Очевидно, что очень маленький процент стартапов выживает, но присутствует большой азарт. В то время у меня была идея и я решил, что она настолько мне нравится, что должен сделать всё возможное, чтобы её реализовать. В результате я присоединился к молодой и многообещающей команде и у нас всё получилось.

Что имеете ввиду под азартом?

Прежде всего личный вызов. Я тогда шутил: «Какой еврейский мальчик не хочет устроить революцию?» Мне хотелось совершить революцию в одной из самых консервативных областей — образовании.

Революция, как правило, подразумевает нарушение устоявшийся системы. Не боялись потерять комфорт от стабильности в «Яндексе»?

«Яндекс» — это одна из самых комфортных для работы компаний в стране и в ней есть большой штат людей, который заботится о том, чтобы работалось хорошо. Однако я не воспринимал подобный комфорт, как само собой разумеющееся. Был уверен, что подобная ценность не должна стоять по умолчанию и в реальной жизни всё далеко не так и хорошо если есть стол, стул, ноутбук и лампочка.

Если есть вера в идею, то нужно следовать ей, чем ломать себя и играть в известную басню Иван Андреевича Крылова «Лиса и виноград». Поясню также, что следование идее, это не сиюминутный порыв и не тот, который длится несколько месяцев, а тот, который с вами постоянно.

Возникали ли сомнения?

Безусловно, но было очевидно, что мост уже сожжён и назад дороги нет. Отмечу, что есть люди, которые более склонны к рефлексии чем я и мне очень помогала моя примитивная и прямолинейная психика.

Skyeng позволила зарабатывать деньги учителям, которые тяжело получить, проживая в регионах и странах СНГ. С чем было связано решение не привязывать гонорары к уровню жизни?

В основе бизнес модели находится геоарбитраж. В Москве учителя зарабатывают не плохо и довольно высокая почасовая ставка, а в регионах получают копейки по московским меркам, а качество не сильно отличается и порой квалификация в регионах даже выше. У людей из регионов также выше мотивация. Отмечу, что мы не лишаем работы московских преподавателей и для нас важна лишь честная конкуренция.

Нельзя думать, что регион является кусочком ДНК человека. Мир меняется и сегодня вы можете жить в одном месте, а завтра уже в другом. Поэтому зарплата должна зависеть лишь от качества работы и неправильно выстраивать подобные географические границы: все должны быть равны.

Какие существуют критерии отбора будущего преподавателя?

Есть три критерия. Первый — это хорошее знание языка. Второй — мотивация заниматься преподаванием и чем больше она приземлённая, тем лучше. Практика показывает, что самые заинтересованные люди, это те, которые хотят зарабатывать и кормить своих детей. Третий — это умение общаться. Убеждён, что для человека, который хочет преподавать обязательно наличие хороших навыков в области коммуникаций. На мой взгляд, эффективность преподавания полностью зависит от того, с какими эмоциями учитель объясняет материал. Учитель — это не говорящая голова, зачитывающая и передающая какие-то знания, а тот, кто мотивирует, идёт рука об руку и ведёт к конкретной цели. К сожалению, в наших педагогических вузах подобному за пять лет, наверное, учат ноль секунд.

А что касается эмпирических оценок?

Присутствуют и качественные критерии отбора, и мы пропустили через себя десятки тысяч преподавателей. Наличие диплома очень важно, но это не означает, что человек что-то знает, умеет и понимает. Далее следует тест на знание языка и умение общаться с людьми. После приёма мы всё ещё обучаем некоторое время на основе собственных стандартов и только потом допускаем до работы.

Как обстоят дела с онлайн-образованием в России? Чего нам не хватает?

Первая проблема — это то, что образование сегодня не успевает за ритмом современной жизни. К примеру, не более чем 10 лет назад в российских вузах появилась специальность по логистике, а внедрённые программы были разработаны на основе знаний из прошлого столетия и в лучшем случае девяностых. Если же посмотреть на логистику Amazon, где используются беспилотники и роботы, то возникает вопрос, когда же подобному будут учить у нас? Через сколько лет до них дойдёт, что нужно сменить нынешнюю программу обучения? То есть нынешних студентов сегодня учат те, которые сами учились 30 или 50 лет назад!

Вторая проблема — это то, что только сейчас начали задумываться про эффективность методик преподавания. Онлайн обучение позволяет оперативно смотреть результаты в виде математических данных, но в стране сохраняются сотни самых разнообразных методик оценки эффективности, которые очень часто предоставляют противоречивые данные.

Третья проблема — это неравенство. Всем сегодня очевидно, что лучшие преподаватели находятся в городе.

Четвертая проблема — это универсальность обучающих материалов, которые рассчитаны на среднестатистического ученика и поэтому сегодня обучают толпу, а не человека.

Все эти причины приводят к тому, что образование в России больше является «шаманством». Существует определённый процесс, но никто не может гарантировать результат. Например, сколько вам потребуется времени и денег, чтобы выучить китайский?

Затрудняюсь сразу ответить. У моих знакомых это получилось за два года.

Может быть. Представим ситуацию, что 200 лет назад паломник из Москвы собирался в Иерусалим и его спрашивали о том, сколько времени и денег ему потребуется, чтобы туда попасть. Он точно также ответит, что у других это получалось за полгода и ему понадобится примерно столько же. Сегодня же при помощи обычного приложения в телефоне можно до минуты и рубля сказать сколько это будет занимать и стоить. Подобное и есть отражение того, что образование должно перейти из «шаманства» в что-то более стандартное, позволяющее проецировать ожидаемый результат с учётом определённой программы обучения.

Могли бы выделить основные наблюдения от работы с российским образованием?

Если сконцентрировать всё в одной фразе, то наша педагогика является наследницей советской педагогики, которая является наследницей прусской педагогики 19 века. Получается, что за почти 200 лет ничего не поменялось, а мир уже ушёл довольно далеко. Предоставляемые сегодня знания подчас крайне разрозненные, бессистемные и сильно закостенелые, и отвечают за процесс, а не за результат. Поэтому в наших учебных учреждениях важнее, чтобы ученик посещал занятия и вёл себя тихо, а научится он чему-то или нет ответственности никто не несёт.

Есть ли шанс, что ситуация изменится в лучшую сторону?

Сегодня больше разговоров об изменениях, чем самих изменений. Однако справедливости ради скажу, что наша система образования очень большая и не следует ожидать, что она поменяется быстрыми темпами, но уверен, что это в итоге произойдёт.

В одном из интервью вы сказали, что «вкладываться стоит в то, что тебя самого «торкает». Есть ли на горизонте какие-то интересные проекты?

Мне безумно интересно всё, что связано с сельским хозяйством. Сегодня внедрение компьютерных технологий практически полностью меняет наше представление о сельском хозяйстве. Мне также очень интересно всё, что происходит в биоинформатике. На мой взгляд, сегодня возникла такая ситуация, что, разбираясь в компьютерных технологиях, можно преуспеть практически в любой отрасли и можно заниматься всем тем, что тебе интересно. Выбери проблему, которую хочешь решать из любой сферы и размеренно двигайся в этом направлении.

Если же говорить о себе, то я много вложил в Skyeng, и он продолжает развиваться. Поэтому по сторонам сегодня не смотрю, но стараюсь быть в курсе происходящих вокруг событий.

Многие успешные российские предприниматели переезжают в США и недавно наши стартаперы даже попали в список «Форбс до 30». Не возникало подобных мыслей? Могли бы себя представить в другой стране?

Сегодня переезды в другую страну — это исторически сложившиеся условность. Переезд больше не означает, что ты здесь всё бросаешь и уже никогда не планируешь возвращаться. Современный мир намного меньше чем он кажется и где максимально выгодно и комфортно, то там и нужно находиться. Расстояния также больше не имеют значения. Например, сегодня слетать в Израиль намного дешевле чем в Иркутск, а добраться из Иркутска в Новосибирск сегодня быстрее через Москву, чем напрямую. Больше нет советского мышления, когда словосочетание «я переехал» означало, что ты здесь всё сравниваешь с землею и там начинаешь новую жизнь. Сегодня есть люди, которые живут на 10 и более стран и это считается нормой.

Касательно себя, то смог бы переехать если бы что-то угрожало или на горизонте висел большой куш. В этом плане, на мой взгляд, все люди мыслят одинаково.

Источник: https://snob.ru/profile/31413/blog/133511